Государственное бюджетное образовательное учреждение 
Бриньковский казачий кадетский корпус имени сотника М.Я.Чайки Краснодарского края 

Форма входа
Меню сайта
В этот день
Главная » 2013 » Декабрь » 9 » МЫ ПОМНИМ СВОИХ ГЕРОЕВ
16:11
МЫ ПОМНИМ СВОИХ ГЕРОЕВ
Мы помним своих героев.

  Станица Бриньковская – казачья станица. В ней чтят и помнят историю и гордятся своими земляками. Есть среди наших земляков человек, чьё имя известно миллионам людей. Это Григорий Яковлевич Бахчиванджи, лётчик-испытатель самолётов с жидкостным ракетным двигателем. В годы ВОВ при освобождении станицы Бриньковской Шаров Иван Александрович отдал свою жизнь сражаясь с фашистами. И его подвиг мы не забудем никогда.

  Примером беззаветного служения Родине по праву являются и казаки. Много кубанцев - представителей этого сословия, за преданность Отчизне, храбрость на полях сражений было отмечено самыми высокими наградами - в том числе и Георгиевскими крестами. Среди казаков, живших в нашем районе в 19-20 веках, как оказалось, было немало Георгиевских кавалеров. http://brinkovkadet.ucoz.ru/load/0-0-0-23-20


Григорий Бахчиванджи родился 20 Февраля 1909 года в станице Бриньковской, ныне Приморско- Ахтарского района Краснодарского края. Его дед, вместе с сыном Яковом, был привезен в станицу на ремонт мельницы. Сам дед работал у купцов Варваровых. Яков(отец Григория Яковлевича) женился на местной казачке Марии Ефимовне Гречаной (на фото). Григорий был вторым сыном в семье. Его мать - Мария Ефимовна умерла рано, когда мальчику было всего шесть лет. В станице Бриньковской Григорий Бахчиванджи закончил 2-х классное училище и помогал отцу в работе на мельнице. Помогая отцу, работавшему на мельнице, он вникал в работу паровика, трансмиссии и других механизмов.  Продолжил  трудовую жизнь  работая в литейной мастерской в 1925 году. Затем был помощником машиниста на паровозе в Приморско-Ахтарском депо Краснодарского края. Потом строил завод в Мариуполе, работал на нем слесарем.

 Во время призыва  в ряды Красной Армии в 1931 году Григорий попросил призывную комиссию направить его в авиацию. Его просьба  была удовлетворена. После окончания курсов он служил мастером по вооружению самолетов. В 1933 году получил специальность авиационного техника по вооружению, но у Григория была другая цель - стать летчиком. И он им стал - в числе лучших курсантов, в 1934 году он окончил Оренбургскую военную авиационную школу летчиков, имея две военные специальности: техника по вооружению самолетов и летчика.

В 1935 году Григория Яковлевича в числе лучших выпускников  направили на летно - испытательную работу в НИИ ВВС. Вначале Бахчиванджи работал на разведывательных самолетах, потом на истребителях. Спустя некоторое время ему поручили проведение испытаний новых авиамоторов в полете, дело тонкое и далеко не безопасное, а через 5 лет он стал одним из известнейших и опытнейших летчиков страны..

С началом Великой Отечественной войны попал на фронт, участник обороны Москвы. Служил в составе 402-го истребительного авиаполка специального назначения, сформированного из летчиков- испытателей, где во всем блеске проявил свой летный талант. Воевал на истребителе МиГ-3, который испытывал накануне войны. 4 Июля одержал первые воздушные победы - лично уничтожил 2 разведчика Do-215. Произошло это так: получив приказ на вылет всем полком, командир 402-го ИАП П. М. Стефановский оставил Бахчиванджи на аэродроме - для прикрытия наших истребителей при возвращении с боевого задания. Не прошло и 10 минут после взлета наших самолетов, как над аэродромом появился Do-215. "МиГ" Бахчиванджи прямо со стоянки устремился в воздух. Он зашел противнику в хвост и метров с 50 открыл огонь. Вражеский самолет, объятый пламенем, упал на окраине аэродрома. В это время из облаков вывалился еще один "Дорнье". Заметив рухнувшего собрата, он бросился прочь. Бахчиванджи, сделав боевой разворот и форсировав режим мотора, быстро настиг противника и открыл огонь. Из правого мотора Do-215 вырвался густой черный дым, затем вспыхнуло пламя. Перевернувшись через крыло вражеский самолет устремился к земле... Дальнейшие события подробно описаны Стефановским:

"... нашу радость как рукой сняло. Даже с земли было видно, что винт "МиГа" остановился. Сейчас последует штопор и... Но этого не случилось. Последовал мастерский разворот. Самолет с неработающим мотором стал заходить на посадку. Выпущены шасси, закрылки, машина планирует. Это "МиГ"-то планирует ?  Да, планирует и классически садится. Все, кто находились на аэродроме, бегут к самолету.

Еще издали вижу разгоряченное лицо летчика, его белое шелковое кашне продырявлено пулей, на шее - ожог. Григория сжимают в дружеских объятиях - не каждому суждено в первом же боевом вылете одержать две блестящие победы. Затем осматриваем его самолет. Мотор, оба радиатора, лонжероны крыльев, даже пневматика колес изрешечены пулями. Действительно, посадить такую "мертвую" машину был способен только испытатель..."

В последующие дни Бахчиванджи одержал еще несколько воздушных побед: так, 6 Июля в районе гор. Невель, в паре с Капитаном А. Г. Прошаковым, он уничтожил бомбардировщик Ju-88. 10 Июля, в том же районе, в паре с Лейтенантом К. Ф. Кожевниковым, сбил корректировщик Hs-126. На его счету числятся так же победы над истребителями Ме-110 и Ме-109. Всего же, за период с 1 Июля по 10 Августа 1941 года, Старший летчик 402-го истребительного авиаполка ( 57-я смешанная авиационная дивизия, 6-я Воздушная Армия, Северо - Западный фронт ) Капитан Г. Я. Бахчиванджи совершил около 70 боевых вылетов, в 26 воздушных боях уничтожил 10 вражеских самолетов, из них 5 - лично ( в некоторых источниках приводятся и другие цифры, например - 5 побед, одержанных лично и в группе, 2 личные победы и 4 групповых или  5 личных и 10 групповых побед ).

В середине августа 1941 года Григорий Яковлевич был отозван с фронта на испытательную работу в город Свердловск. В конструкторском бюро тогда разрабатывался самолет-перехватчик  БИ -1, нового типа - с жидкостным реактивным двигателем. Испытывать этот самолет и  было доверено Бахчиванджи. Немного позже к этой работе присоединился и командир 402-го ИАП К. А. Груздев. Вот с какой характеристикой отправлено в Свердловск личное дело Капитана Бахчиванджи: "Показал себя на фронте борьбы с германским фашизмом как мужественный, бесстрашный летчик - истребитель. При выполнении боевых заданий проявил исключительную инициативу и доблесть... Во время пребывания на фронте, к Августу 1941 года, провел 65 боевых вылетов и налетал 45 часов 05 минут. Провел 26 воздушных боев, уничтожил лично 5 и в группе 10 вражеских самолетов. Волевой и требовательный командир. Уверенно водит самолеты в облаках и сложных метеорологических условиях. Как летчик уравновешен, спокоен, строго соблюдает дисциплину полета, летает охотно".

Право на первые испытательные полеты было предоставлено Бахчиванджи. Назначение оказалось исключительно удачным. В этом человеке счастливо сочетались такие черты характера, как мужество и застенчивость, простота и обаяние, жизнелюбие и бесстрашие, и главное - активная жизненная позиция. Она проявилась у него еще в Гражданскую войну, когда, будучи 9-летним мальчиком, он в течение нескольких дней прятал от белогвардейцев отца и 5-х матросов Севастопольской флотилии под террасой своего дома. Он приносил им еду, рассказывал об обстановке в городе, выполнял поручения отца по связи с товарищами.

Когда в городе начались расстрелы, он нашел нужного рыбака, и тот ночью переправил матросов и Якова Ивановича в Мариуполь. Но там они попали в руки белых. Тогда Бахчиванджи тоже переправляется в Мариуполь и в одной из передач сумел передать отцу  ножовку. Выждав время, когда начальник охраны уехал на соседнюю станцию, отец Гриши с товарищами перепилили тюремную решетку. Побег удался. Таким образом 9-летний мальчик спас отца и матросов от неминуемой гибели...

Работа над новой машиной была трудной и довольно опасной, поскольку и летчику, и инженерам приходилось постоянно открывать что - то новое, еще неизведанное. Случалось всякое. Так, 20 Февраля 1942 года при запуске двигателя на испытательном стенде, несмотря на грамотные действия Бахчиванджи, произошел... взрыв. Струя азотной кислоты под давлением облила лицо и одежду Арвида Палло. При взрыве головка двигателя сорвалась с креплений, пролетела между баками азотной кислоты, ударилась о бронеспинку сиденья пилота и сорвала крепежные болты. Бахчиванджи ударился головой о доску приборов и рассек лоб. Но он не отказался от продолжения испытаний, а, вернувшись из госпиталя, с еще большей настойчивостью включился в работу.

 

... И вот наступил день15 Мая 1942 года, когда Григорий Яковлевич выполнил первый полет на БИ-1, открыв тем самым новую эру реактивной авиации ( подробный рассказ об этом полете читайте в статье "Рывок в неведомое..."). После приземления  Григорий Яковлевич сразу же попал в объятия друзей, поздравивших его с замечательной победой: первым полетом человека на самолете - ракете с жидкостным реактивным двигателем. Очевидец этого исторического события Василий Павлович Мишин подчеркивал: "Все понимали, что присутствуют при рождении новой ракетной эры авиации". Впервые прозвучала команда не "от винта" а "от хвоста". Советский конструктор и ученый в области самолетостроения, доктор технических наук, профессор Военно-Воздушной академии им. Жуковского, генерал-майор инженерно-авиационной службы Болховитинов Виктор Федорович вспоминал:

"Для нас, стоявших на земле, этот взлет был необычным. Непривычно быстро набирая скорость, самолет через 10 секунд оторвался от земли и через 30 секунд скрылся из глаз. Только звук двигателя говорил где он находится. Так прошло несколько минут. Не скрою, у меня затряслись поджилки. Наконец  самолет возвратился и сел на аэродром. Посадка получилась жесткой, одна стойка шасси подломилась, колесо отскочило и покатилось по аэродрому. Для летчика это тоже был не просто первый полет  на новом самолете, но полет на аппарате  новых непривычных качеств, которые потребовали от него убыстрения всех действий и мышления в силу кратковременности полета и сильно возросших ускорений движения. Машина вела себя совершенно не так, как самолеты того времени, из за этого летчик не полностью выполнил заданную программу, но главным было то, что он осуществил этот полет и благополучно вернулся на аэродром. Все почувствовали, что совершен полет в новое, проложен путь  в еще неизведанные области, положено начало новому этапу развития  летательных аппаратов - эре ракетных полетов."

 В послеполетном донесении летчик - испытатель отмечал, что полет на самолете БИ в сравнении с обычными типами самолетов исключительно приятен: перед летчиком нет винта и мотора, не слышно шума, выхлопные газы в кабину не попадают. Летчик, сидя в передней части самолета, имеет полный обзор передней полусферы и значительно лучший, чем на обычном самолете, обзор задней полусферы. Расположение рычагов и приборов управления удачное, видимость их хорошая, кабина не загромождена. По легкости управления самолет превосходит современные истребители.

За этот полет Григорий Бахчиванджи был отмечен высшей правительственной наградой -   орденом Ленина.

Но полеты на этом самолете были сопряжены с трудностями особого порядка. Они состояли не только в необычности двигателя и аэродинамики машины, но и в большом несовершенстве конструктивных решений. Садиться на БИ-1, как правило, приходилось после полной выработки горючего, неприятно было соседство с азотной кислотой, которая находилась под большим давлением и иногда вырывалась наружу через стенки трубок и баков. Эти повреждения постоянно приходилось устранять, что сильно задерживало полеты. Интересно замечание В.П. Мишина о технике безопасности, вернее, об ее полном отсутствии. Азотную кислоту для заправки двигателей поставляли  в Кольцово в бутылях. Из бутылей ее без рукавиц переливали в емкости, из которых потом потом заправляли баллоны истребителя.   Но основная сложность состояла в том, что тогда еще не было аэродинамических труб с высокоскоростной продувкой самолета. И потому опытный БИ-1 взлетал "со многими неизвестными".

 

 

Григорий Яковлевич отлично понимал, какие трудности предстоит ему преодолеть. Так, на одной из вечеринок, в ответ на поздравления друзей с успешным полетом, он произнес слова необычные, вызвавшие изумление и споры всех присутствующих: "Друзья мои, спасибо за все, за труд ваш, за пожелание здоровья. Но я знаю - я разобьюсь на этом самолете !  Я нахожусь в трезвом уме и отдаю отчет своим словам. Мы находимся на передовом краю технической битвы, и без жертв все равно не обойтись. Я иду на это с полным сознанием долга". К сожалению, он оказался прав в своих предчувствиях...

Бахчиванджи поднимал самолет в благополучные полеты еще 4 раза. Это были 2-й и 3-й экземпляры машины,  оборудованные  лыжами  ( первый БИ, поврежденный при посадке еще в первом полете, был уже списан ). Второй полет был совершен только 10 Января 1943 года, т.е. с перерывом почти в 8 месяцев, вызванным

 

трудностями постройки второго экземпляра самолета и двигателя, а так же, необходимости установки на машину лыжного шасси. ЖРД был отрегулирован на тягу в 800кг. За 63 секунды была достигнута высота 1100 метров на скорости 400 км/ч. Приземление на лыжи прошло удачно.

Третий полет, 12 Января 1943 года, выполнил Подполковник К. А. Груздев. В этом полете была достигнута скорость 630 км/час, но при посадке

 

 оторвалась одна лыжа. Груздев, проявив выдержку, сумел благополучно посадить самолет на одну правую лыжу, при этом даже не повредив опытную машину. Отвечая на вопрос товарищей, какие чувства он испытал в полете, Константин Афанасьевич ответил так: "...И быстро, и страшно, и огонь позади... Словом, летишь, как черт на метле !.."

Последующие три полета были выполнены Григорием Яковлевичем 11, 14 и 21 Марта 1943 года. От полета к полету увеличивались тяга ЖРД, высота полета и скороподъемность. В этих полетах были зафиксированы наивысшие летные показатели самолета БИ - максимальная скорость до 675 км/ч (расчетная 1020 км/ч на высоте 10000м) вертикальная скороподъемность 82 м/с, высота полета 4000 м, время полета 6 мин. 22 сек., с продолжительностью работы двигателя 84 сек.

27 марта, при очередном испытании, летчик на истребителе развил скорость более 800 километров в час. Это была первая встреча человека со звуковым барьером И первая жертва на пути к его преодолению... При выполнении задания на достижение максимальной скорости полета в 800 км/час, на высоте около 2000 м самолет неожиданно перешел в пикирование под углом около 50 градусов. Машина вместе с пилотом упала в 6 км южнее аэродрома.

Поначалу решили, что при остановке двигателя на режиме полной тяги под действием возникшей перегрузки, направленной вперед, Бахчиванджи ударился головой об оптический прицел и потерял сознание. Другой причиной называлась возможность самопроизвольного выпуска в полете одной из лыж, нарушившей управляемость машины. Специальная комиссия, расследовавшая катастрофу БИ, не смогла определить истинную причину.  Истинная же причина катастрофы стала известна лишь после постройки в ЦАГИ новой аэродинамической трубы, позволявшей проводить исследования в воздушных потоках больших скоростей. Было выяснено, что на самолете с прямым крылом, каким был БИ-1, на околозвуковых скоростях возникает огромный пикирующий момент, с которым летчику справиться практически невозможно...

По точному замечанию Бориса Евсеевича Чертока,"история ракетной техники породнила Бахчиванджи и Гагарина. Оба взлетели оторвавшись от земли ракетным двигателем. Оба погибли в авиационных катастрофах в возрасте 34 лет, и оба 27 марта. В обоих случаях аварийные комиссии, разнесенные по времени на 25 лет, не установили истинных причин гибели летчиков".

Уже после трагической гибели Г.Я. Бахчиванджи на самолете БИ-6, улучшенной конструкции, в Январе - Мае 1945 года летали старейший летчик - испытатель страны Борис Николаевич Кудрин, а чуть позднее - довольно известный пилот Матвей Карпович Байкалов.  В 1946 году к испытаниям модифицированного БИ-1бис подключился летчик - испытатель Алексей Константинович Пахомов. Однако, вскоре стало ясно, что, несмотря на преимущество в скорости, самолет БИ как истребитель - перехватчик не может быть принят на вооружение из  за малой продолжительности полета (время работы двигателя не превышало нескольких минут) и сложностей в эксплуатации. Тем не менее работы над первыми реактивными истребителями явились плацдармом для дальнейшего развития авиационной техники.

Григорий Яковлевич Бахчиванджи похоронен на кладбище поселка Малый Исток, расположенного недалеко от аэропорта Кольцово. Рядом с ним похоронены его напарник по испытаниям БИ-1 Константин Груздев, погибший в Феврале 1943 года на "Аэрокобре", и Трофим Чигарев, погибший в октябре 1941 года. Лишь в Феврале 1963 года представителями ГК НИИ ВВС на могиле Бахчиванджи, до того времени безымянной, был установлен обелиск.

В станице Бриньковской Краснодарского края, на родине Григория Бахчиванджи, возле школы в 1969 году торжественно был установлен бюст, а 13 мая 1984 года открыт величественный мемориал их земляку - Герою. В 2007 году парк - мемориал  был реставрирован, а 29 сентября в станице прошел большой праздник, посвященный 65-летию полета Бахчиванджи. На Свердловском аэродроме Кольцово, на месте катастрофы БИ - 1, заложили памятный камень; один из кратеров вулкана на Луне, одна из железнодорожных станций названы его именем. На доме, в котором жил Григорий Бахчиванджи, сейчас открыта мемориальная доска.

Через много лет после гибели Бахчиванджи, в 1962 году, когда были более подробно изучены его полеты, встал вопрос о достойном увековечивании памяти летчика, о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Но решения этого пришлось ждать долгие годы. Преградой этому служило то, что 17 октября 1942 года, за испытания первого в мире боевого истребителя с ЖРД, Г. Я. Бахчиванджи уже был    награжден Орденом Ленина...  Однако, многие видные государственные деятели и военноначальники продолжали настаивать на своем. Наконец, 28 Апреля 1973 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР: "За  за героизм и самоотверженность, проявленные при испытаниях первых  советских самолетов с реактивными двигателями и в боях с врагами в период Великой Отечественной войны, присвоить посмертно звание Героя Советского Союза летчику- испытателю капитану Григорию Яковлевичу Бахчиванджи". Так же    награжден Орденами Ленина (дважды)   и медалями.

   Шаров Иван Александрович – командир 24-го отдельного истребительно-противотанкового артиллерийского дивизиона 351-й стрелковой дивизии 58-й армии Северо-Кавказского фронта, майор.
Родился 29 августа 1911 года в селе Дубовицкое Терновского района Воронежской области в семье крестьянина. Русский. Окончил 7 классов. Работал в селе, на шахтах Донбасса.
В Красной Армии с 1932 года. Окончил курсы младших лейтенантов в 1938 году. Участник советско-финляндской войны 1939 – 1940 годов. Член ВКП(б) с 1939 года.
На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Прошёл путь от командира взвода, до командира артиллерийского дивизиона. Оборонял Одессу, Севастополь, Кавказ. Дважды ранен и контужен. Особо отличился в ходе зимнего наступления советских войск 1943 года.
Командир 24-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона майор Шаров при отражении контратаки противника у станицы Бриньковская (Приморско-Ахтарский район Краснодарского края) 17 февраля 1943 года с дивизионом уничтожил более 10 танков и значительное количество живой силы. Погиб в этом бою.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм майору Шарову Ивану Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).
Похоронен в станице Бриньковской, его именем названа улица и установлен бюст.
Награждён орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями.

  За десять лет службы в армии Иван Шаров, кадровый военный, медленно, но неуклонно продвигался по всем ступенькам служебной лестницы — командир взвода, батареи, дивизиона... И весь этот путь был проделан в напряжённой учёбе и боях.
Сначала была Финляндия. Жестокий мороз. «Линия Маннергейма». Командир огневого взвода лейтенант Шаров поддерживал огнём своих орудий прорыв финской обороны на реке Тайпален-йоки.
   Великую Отечественную войну Шаров встретил в Одесском военном округе. Участвовал в боях на Днестре. Почти 2 осенних месяца 1941 года его огневой взвод оборонял южный участок Одесского оборонительного рубежа. Вместе с частями отдельной Приморской армии в октябре 1941 года Шаров эвакуировался в Севастополь. В первых же ноябрьских боях был ранен. Лечился в военном госпитале, разместившимся в Инкерманских катакомбах.          После излечения в январе 1942 года старший лейтенант Шаров был назначен командиром артиллерийской батареи. Батарея находилась на южном скате Сапун-горы и обороняла дорогу в Севастополь со стороны Балаклавского залива. Много фашистов полегло от её огня. Особенно во время второго генерального штурма немецкими войсками Севастополя в марте-апреле 1942 года. Шаров умело руководил огнём батареи. Ни одно подразделение врага не прошло по этой дороге к городу. За отличие в этих боях Шаров был награждён орденом Красного Знамени и получил очередное звание капитана.
  В июне 1942 года гитлеровцы, воспользовавшись захватом Керчи и другими неудачами советских войск, перешли в третье решающее наступление на черноморскую твердыню. В одном из боёв в середине июня погиб командир артиллерийского дивизиона, и Шаров был назначен на его место. 3 дня командовал он дивизионом, но при отражении очередной танковой атаки получил тяжёлое ранение и был эвакуирован на Северный Кавказ. При эвакуации на советский пароход с красным крестом, на котором в числе раненых был капитан Шаров, было совершено нападение фашистских самолётов. Несколько бомб упало на палубу. Но раненый корабль спасли советские истребители, вступившие в бой и отогнавшие фашистских бомбардировщиков.
  После выхода из Сухумского госпиталя в сентябре 1942 года капитан Шаров был назначен командиром 24-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона 37-й армии Закавказского фронта, который держал оборону одного из ущелий Главного Кавказского хребта на территории Кабардино-Балкарии. 26 октября 1942 года фашистам удалось прорвать нашу оборону и устремиться в направлении города Орджоникидзе (Владикавказ).
  30 октября 1942 года немецкие танки, преследуя отходящие части 37-й армии, подошли к Скалистым горам. Здесь на их пути у входа в ущелье стали батареи 24-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона 351-й стрелковой дивизии. Атаке противника предшествовали удары его авиации. После этого в атаку двинулись танки и мотопехота. Шаров дал указание батареям не обнаруживать себя, а открывать огонь только по тяжёлым и средним танкам. Когда стальные машины начали «лезть» в брешь, пробитую авиацией, артиллеристы открыли огонь. Начался неравный бой. Вскоре 3 танка уже горело факелами. Но и батареи понесли потери, особенно 1-я.
  Чтобы в какой-то мере компенсировать урон, понесённый от вражеского огня, и закрыть образовавшуюся в боевом порядке брешь, Шаров приказал взводу управления, вооружившись противотанковыми гранатами и ружьями, выдвинуться вперёд и прикрыть правый фланг 1-й батареи.
  Немецкие танки, устремившись на первую батарею, не ожидали, что их встретят огнём противотанковых ружей и гранатами. За это они поплатились 2 танками. Но остальные, взяв в «клещи» всё то, что осталось от 1-й батареи и взвода управления дивизиона, стали прорываться в глубину обороны. 2-я батарея с трудом сдерживала натиск противника с фронта. Но Шаров нашёл возможность в этот, момент перенацелить её 2 орудия на танки, прорвавшиеся через позиции 1-й батареи. В это время вступили в действие и орудия 3-й батареи. Противник, потеряв ещё несколько танков и чувствуя, что и вторая атака захлёбывается, вызвал к полю боя новую большую группу самолётов.
  При этом авиационном налёте Шаров был контужен. Он уже не видел ничего, но почувствовал, что подавить оборону немцам не удалось. Отдельные танки, прорвавшиеся непосредственно к входу в ущелье, лишившись манёвра, стали лёгкой добычей наших стрелков-истребителей танков. Остальные повернули назад...
  Снова госпиталь. Теперь уже в городе Махачкала. В 20-х числах декабря 1942 года майор Шаров вернулся в свой дивизион. Впереди был 1943 год, год полного изгнания гитлеровцев с Кавказа.
  Сдержав в ожесточённых оборонительных боях натиск гитлеровских дивизий, советские войска сами в январе 1943 года перешли в наступление. Под мощными ударами противник всё дальше откатывался на северо-запад, к Азовскому морю. Наступательный прорыв был настолько высок, что дивизион, действовавший в составе передового отряда дивизии, несмотря на тяжелейшие условия бездорожья и распутицы, обогнал стрелковые подразделения и, вырвавшись вперёд, 17 февраля 1943 года первым вошёл в станицу Бриньковскую. Майор Шаров решил выйти на южную окраину станицы и там, на выгодном рубеже, развернуть дивизион в боевой порядок.
  Но в это время с юга пошла в атаку большая группа фашистских танков, и пришлось принимать бой в самой станице. Вслед за танками на транспортёрах двигались автоматчики. Завязалась жестокая схватка. В бой вступили не только орудийные расчёты, но и все другие подразделения. Вооружившись гранатами, ручными пулемётами и автоматами, они создали прикрытие огневых позиций от автоматчиков противника. Шаров со своими управленцами расположился в стыке между батареями, что позволяло ему лучше видеть ход боя на основном направлении и активно управлять действиями батарей.
  Несмотря на большие потери, противник упорно лез вперёд. Он решил во что бы то ни стало вернуть себе рубеж по реке Бейсуг. Не овладев Бриньковской, гитлеровцы не могли рассчитывать на создание сколько-нибудь устойчивой обороны в дефиле между Азовским морем и лиманом.
  Артиллеристы дрались бесстрашно, мужественно. На места павших становились раненые. Орудия продолжали огонь, если из расчёта оставался в живых хоть один человек. Уже 7 танков противника было подбито, а несколько десятков автоматчиков усеяли своими трупами улицы и огороды станицы. Но противник не прекращал своих атак. Батареи истекали кровью, одно за другим выходили из строя орудия, но бой продолжался. На помощь рассчитывать не приходилось. Ближайшие части дивизии находились от них на удалении 75 км.
  Шаров всё ещё надеялся на то, что передовой отряд дивизии подойдёт до того, как наступит трагическая развязка. Главное же теперь выиграть время, максимально обескровить противника и тем облегчить последующую задачу передового отряда по удержанию выгодного рубежа, захваченного его дивизионом.
  Огонь батарей заметно слабел. За соседними домами уже лязгали гусеницы фашистских танков, всё ближе раздавались автоматные очереди. Вдруг Шаров заметил, что у крайней слева хаты остановился фашистский танк, и бросился вперёд. Прикрываясь изгородью, он подобрался к самому танку и в тот самый момент, когда из люка высунулась голова гитлеровца, метнул гранату. Взрывом гранаты был уничтожен экипаж танка. Но и сам Шаров был тяжело ранен.
  Захватив едва живого майора, гитлеровские палачи долго мучили его на глазах жителей станицы. Затем, выместив на нём всю свою звериную злобу, застрелили.
  Верный сын Родины майор Шаров проявил в боях с фашистами огромную волю к победе и беспримерное мужество. Он пал на поле боя, как Герой…

 

Просмотров: 969 | Добавил: medved | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Календарь
«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Министерство образования и науки Российской Федерации
Государственное юридическое бюро Краснодарского края

Федеральная служба судебных приставов
Федеральная служба судебных приставов
Газета корпуса 

Кнопки Друзей
Лиза Алерт - Поиск пропавших детей - lizalert.org
ГБОУ БККККК им.М.Я.Чайки 2020-2016 Счётчик тиц Рейтинг@Mail.ru